В мире алкогольных иллюзий

Давайте поговорим о пьющих в одиночку. Суть в том, чего ожидает человек от спиртного: успокоения, снятия эмоционального напряжения, “прилива бодрости”, вытеснения из сознания неприятных событий или мыслей. Сомневающийся становится решительным, сексуально неуверенный — раскрепощенным и даже циничным, замкнутый общается свободнее, даже до назойливости.

Алконавт

Психологические эффекты опьянения во многом зависят от личности. Создается иллюзорное впечатление, что приобретается именно то, чего человеку не хватает в трезвом состоянии, чтобы чувствовать себя комфортно. Выпивка означает психологическую передышку, отдых от самого себя (назойливых, неприятных мыслей, тяжелых переживаний, эмоциональных проблем, импульсов, с которыми нужно бороться) и от самой жизни, предъявляющей определенные требования: необходимость разрешать сложные ситуации, принимать решения, планировать будущее, отвечать за себя и других. Все это вкупе с бытующим представлением об “индивидуальной полезности” алкоголя, о его “лекарственной” роли и создает ту страшную ловушку, которую мы называем психической зависимостью от спиртного. За психической зависимостью неизменно следует физическая, когда алкоголь становится необходимым для жизнедеятельности организма. Круг замыкается, ловушка захлопывается. Что отрицать, конечно, алкоголь способен вызывать приятные ощущения, иначе люде не пользовались бы им на протяжении веков. Он способствует уходу в мир фантазий и грез, окрашивая в розовое то, что еще час назад казалось отчаянно черным. Во время этих “интоксикационных“ фантазий мерещится выход из трудного, тягостного, неразрешимого. Но выход — куда? До настоящего, жизненно эффективного выхода из трудностей никогда не доходит и не может дойти. Это всегда “выход” из поля жизненных задач. По сути, это бегство от реальности в мир иллюзий. Так мечтают дети, и потому мы называет это инфантильным, детским способом существования в реальной жизни. Согласитесь, что для взрослого человека проживать свою жизнь, ни за что реально не отвечая, заполняя жизнь иллюзиями, не совсем достойно. Пьяные мечты. В них можно изменить все, даже законы природы и общества. В них часто присутствуют и трезвеннические фантазии: “Вот у меня появится огромная сила воли, брошу пить, исчезнут проблемы, переверну свою жизнь и весь мир”. Да, пьяные фантазии не знают границ. Можно перестраивать, перекраивать, манипулировать людьми, событиями, временем. Но такое фантазирование никогда не создает реальной программы поведения. Эти “передышки” не дают возможности что-то реально изменить. Потом наступает протрезвление: все проблемы не решены, все на прежнем месте. Присоединяются мучительные угрызения совести, чувство вины (на тех стадиях, пока еще способен его испытывать, потом и это уйдет).

Возникают вновь извечные вопросы: как оправдать свое пьянство, как скрыть эту слабость от знакомых, на работе. Постепенно происходит страшное: алкоголь становится всем, чего человеку не достает, он подменяет собой реальную жизнь. Иллюзорное существование в иллюзорном мире. Как бы живет, как бы действует, как бы имеет семью, как бы работает. На самом деле и семья, и работа, и сама жизнь отодвигается все дальше и дальше на задворки сознания, становятся второстепенными и малозначимыми. Действуют жесткие законы зависимости (они таковы же как у наркоманов) — иллюзии, пьяные фантазии, интоксикационная реальность гораздо важнее и привлекательнее чем сама жизнь. Человек погружает себя в мир снов и остается там до конца жизни. Вот почему алкоголика на последних стадиях так трудно заставить лечиться. Вот откуда у пациентов, поступающих в наркологическое отделение, коронная фраза: “Я пришел сдаваться”. Вдумайтесь, возможна ли такая формулировка у хирурга, терапевта, даже у стоматолога! Как бы ни было страшно, человек скажет естественные слова: “Доктор, мне плохо, помогите!”. К наркологу приходят сдаваться, как к прокурору, следовательно, ожидают не помощи, а кары, наказания, чего-то, что не будет избавлением, а лишь насилием над личностью. Эта фраза при поступлении в отделение почти всегда предполагает неблагоприятный прогноз. Скорее всего, пришел он под влиянием внешних обстоятельств: давления жены, милиции, отсутствия жилья, еды и т.д. Скорее всего, лечение будет неэффективным.

Я понимаю, что эти строки могут создать и у больных алкоголизмом, и у родственников ощущение безнадежности, ведь вы пока еще, не получили ответы на вопрос, который, конечно, является основным. Что же делать?

И еще: все эти серьезные и страшные изменения психики, личности человека все таки касаются старого, запущенного алкоголизма. В основном, все не так безнадежно, пока не упущено время, пока не произошел алкогольный распад личности. Очень многое зависит от жен наших пациентов, и следующие статьи будут о них. Недавно сердитая женщина сказала мне по телефону: “Я сама лучше всякого психотерапевта уже полтора года бьюсь с ним, чтобы бросил пить”. Если бы она не была так сердита, я, вероятно, сумела бы объяснить, что “лучше психотерапевта” быть трудно, потому и “бьется” с ним полтора года. В процессе помощи алкоголику у каждого своя функция. Своя — у психотерапевта, и здесь требуется хорошая профессиональная квалификация, потому что сделать контакт с пациентом эффективным — это всегда искусство. Часто единственная первая встреча с психотерапевтом в корне меняет жизнь семьи и судьбу больного, потому что она ничего общего не имеет с примитивными вопросами на бытовом уровне: “Так, когда же ты бросишь пить?”. У жены, матери — своя функция и своя линия поведения с алкоголиком. Этому женщин надо учить. Год назад мы решили создать при наркологическом психотерапевтическом центре лечебную и учебную группу для жен и матерей наших больных. Как ни странно, после одного-двух занятий они переставали ходить. Как и у мужей, у них не хватило последовательности для того, чтобы принять предлагаемую нами помощь. Предпочли ограничиться жалобами на мужей и причитаниями над своими горестями.

Метки: , ,