Мое греховное счастье...

Расскажу свою историю. Душа моя болит и трепещет от счастья. Надеюсь, что вы поймете меня и не осудите.

Замуж я вышла рано, в 18 родила. Мужа любила, хотя он гулял да и выпить был не прочь. Я же ничего такого себе не позволяла. Жила ради семьи. Но муж погиб, когда дочери было только девять? Может, поэтому она выросла такой?

Меня сватали мужчины, но я решила посвятить свою жизнь дочери. Делала для нее все, а она по мере взросления становилась все более неуправляемой. Ни работать, ни учиться не хотела. Вечно шлялась по каким-то компаниям, где «прожигала» жизнь. Я понимала, что это до добра ее не доведет, но скандалы не помогали. Она по-прежнему исчезала из дома на 2-3 дня, а то и на неделю, а о будущем совсем не думала.

Когда дочь привела в дом Пашу, я очень удивилась. Парень вроде бы порядочный, серьезный, а запал на мою «непутевку». Такие обычно, никогда не женятся на девушках «вольного поведения». Но он, видно, действительно любил Иру, и через месяц мы сыграли свадьбу, а Павел переехал к нам из своего общежития.

Паша оказался прекрасным мужем: любящим, заботливым, непьющим. Мы с ним всегда ладили, всегда могли поговорить по душам, решить какие-то проблемы. А вот с Ирой у них было плохо. Она жила, как и прежде, постоянно уходила из дома. Он ехал ее искать, привозил? Какое-то время у нас было тихо, а потом она снова пропадала, будто у нее и нет мужа.

Я очень переживала за их семью. Сначала пыталась образумить дочь, потом махнула на нее рукой. И только удивлялась, почему Павел продолжает с ней жить. Мало бы кто выдержал такую жену, как Ирина. Наверное, он ее действительно любил.

Прожили они вместе четыре года. С Пашей за это время сроднились, словно мать и сын. Я видела от него только помощь и поддержку. А вот Ира совсем не радовала. Она сбежала с каким-то нерусским. Позвонила по телефону только через месяц, сказала, что не вернется. Паша побледнел весь, бросился к машине и быстро уехал куда-то. А потом я узнала, что в этот же вечер он попал в аварию.

И вот оказалась я без дочери и с зятем, которого надо было выхаживать. Пришлось стать ему преданной сиделкой (его родители живут далеко) и спрятать свое горе как можно дальше. Жить он остался у меня: так было легче, проще выстоять нам обоим.

Прошло еще два года, постепенно все немного вошло в свою колею. Павел выздоровел.

Я готовила обеды, стирала его рубашки, следила за его настроением. Уговаривала найти себе женщину, попробовать начать все сначала. Обещала, что всех возьму к себе и детишек вынянчу. Ведь, как ни странно, он стал для меня единственным родным, пусть и не по. крови. Но зять и слушать-не хотел о другой женщине, даже обижался на такие разговоры, мол, вы меня гоните.
А потом случилось то, что случилось. Этой весной он пришел ко мне ночью, и я не оттолкнула его. Я словно с ума сошла и поняла, как изголодалась по нежности, по крепким мужским рукам, по ласке. С мужем так не было…

Наутро, опустив глаза, я предложила зятю съехать, считая случившееся позорным недоразумением. И услышала, что никто ему не нужен, кроме меня. А там, как судьба ляжет.

Стыдно с молодым, ведь у нас разница в шестнадцать лет. Но я еще совсем не старая, мне всего сорок шесть, и никому своего счастья не отдам. Соседки злословят обо мне на каждом углу, но они делали это еще и тогда, когда ушла дочь. Я прохожу мимо, опустив глаза. Я не хочу, чтобы они увидели, сколько в них счастья. И если этого счастья мне отмеряно совсем немного, я все равно его ни на что не променяю. Хоть отлюблю за все свои потерянные годы.

Дорогие женщины, очень прошу вас ответить мне. Неужели я не права? Неужели мое счастье – стыдное?

Наталья (город прошу не указывать)

Метки: ,