Как стать алкоголиком?

В нашей стране это очень просто. Осознаю, что, возможно, это профессиональная деформация взгляда на мир (такое иногда бываем у врачей, много лет проработавших с больными одного профиля), но частенько наше общество кажется мне одной огромной алкогольной компанией. Если я ошибаюсь, пусть общество меня простит.

Бухло

О наших питейных традициях мы уже говорили. Традиции, в конце концов, не самый большой грех. Это всего лишь повод выпить в определенных, четко обозначенных обществом условиях. Кто откажется от бокала шампанского на Новый год! Очень славная традиция. Да еще если с горящим свечами, звоном хрусталя и прочими греющими душу атрибутами, из которых и состоит праздник. Сам факт выпивки, приема спиртного совершенно не значим. Вино лишь подчеркивает красоту вечера. Но наши традиции уродливо расползлись, создав безнадежно убогую, скучную алкогольную атмосферу общества.

Даже на заседаниях парламента с высокой трибуны порой громогласно спорят — кто, с кем и при каких обстоятельствах пил самогон. Вот это и есть алкогольная атмосфера во всей ее неприкрытой наготе. Стержнем ее являются алкогольные компании, которые держатся на алкогольных лидерах. Это столпы пьяного быта, активно внедряющие в жизнь малопьющих людей свои привычки, свои мнения относительно пользы спиртного, свои правила “распития на равных“.

Меня всегда поражает прямо-таки маниакальная потребность напоить человека, отказывающегося от спиртного. Непьющий на свадьбе немедленно становится центром внимания. Тут же забываются и молодожены, и их родители. Все целенаправленно занимаются трезвенником. Нужно немалое мужество, иной раз и агрессивность, чтобы противостоять этому могучему натиску, что не всякому по плечу. А поскольку у нас пьянствуют по любому поводу, алкогольная зависимость формируется очень быстро, беспощадно превращая народ в толпу, которой спиртное диктует свои законы. Параллельно с формированием зависимости меняется и личность. Стирается то, что так красит человека — его индивидуальность, все, что отличает его от других. Те, кому приходилось видеть наркологическое отделение, конечно же, замечали, что тяжелые алкоголики становятся похожими друг на друга, как стертые пятаки. Похожи разговоры, жизненные интересы, даже лица. Основная деятельность алкоголика направлена на добывание спиртного и вливание его в свой несчастный больной желудок. Все остальное — семья, работа, душевные привязанности — все, чем живет нормальный человек, для алкоголика малозначимо. Единственная и всеобъемлющая страсть объединяет их в легко создающиеся и так же легко распадающиеся группы. Причем особенности алкогольных групп и самих алкоголиков совершенно не зависят ни от страны, ни от цвета кожи, ни от уровня культуры, ни от социального слоя общества, к которому эти люди принадлежали раньше. Эти группы так же типичны и похожи, как похожи алкоголики друг на друга. Это сходство называется “синдром алкогольных проблем”. Вот наиболее характерные его признаки:

1. Пьянство становится смыслом существования. Ради выпивки человек готов рисковать самыми значимыми вещами (здоровьем, общественным положением, семьей). Готов даже умереть, лишь бы удовлетворить свою неуемную страсть к алкоголю. И когда мы говорим, что алкоголики — самоубийцы, это не просто слова. Один делает это в течение многих лет, другой — сразу, накинув веревку на шею.

2. Поскольку конфликт с обществом неминуем, формируется “безответственное поведение”, когда интересуют только собственные нужды, собственные питейные проблемы.

3. Планы на будущее не распространяются дальше ближайшей выпивки. Поэтому общество нормальных здоровых людей им тягостно, а они тягостны и не нужны обществу. В конце концов, здоровое общество выталкивает их на обочину.

4. Другие люди имеют ценность только тогда, когда они помогают приобретать спиртное и не мешают пьянствовать. Место непьющих друзей и знакомых занимают гакие же пьяницы.

Можно и вполне правомерно говорить о бездуховности общества, способствующей тому, что его члены катастрофически спиваются, о проблеме незанятости, о трудностях быта… Все это так. Но где-то порой теряется здравый смысл, когда перестаешь понимать, почему низкая или несвоевременно выплаченная зарплата — это повод для того, чтобы пропить оставшиеся деньги. Почему неумение читать книги или слушать музыку не толкает людей к другим естественным в таких случаях занятиям: пусть бы растили морковку на грядках или мастерили своим забитым и заброшенным детишкам игрушки. Так что, на мой взгляд, все причитания по поводу социальной неполноценности общества, толкающего человека к пьянству, достоверны лишь частично. Кстати, материальная необеспеченность алкоголиков сильно преувеличена. Это их жены и дети бедны до крайности. Меня всегда поражало, когда мои пациенты, поступающие в стационар в самом жалком и нищенском обличьи, называли суммы, пропитые ими за неделю запоя. Такие деньги многим медработникам и не снились.

Вот эти-то люди, столпы алкогольного общества, и формируют алкогольную атмосферу. Они мгновенно “диагностируют” таких же, как сами, алкоголиков, активно помогают друг другу еще глубже погружаться в желанную трясину. Это самые непримиримые враги любой антиалкогольной идеологии. Они — самое заразное начало в наркологическом отделении. И в то время как врач чему-то учит вновь поступившего мальчика с алкогольной зависимостью, они в курилках и туалетах прикладывают массу усилий, чтобы не дать этому незрелому существу всплыть, выбраться наверх. Это основатели алкогольной субкультуры, которая катастрофически вытесняет общечеловеческую культуру и цивилизацию.

Метки: , ,