Два пути алкоголика

Два пути алкоголика

Есть такой миф, согласно которому у пьющего человека все стерильно и чисто внутри. На самом деле все в точности да наоборот. У алкоголика резко ухудшается состояние здоровья. Пульс и давление крови, как правило, не стабильны. Сегодня существует много аппаратов, которые легко опровергают миф о том, что пьющего человека ни какая зараза не берет. Хотя в действительности, алкоголики имеют очень хорошо убеждать себя, что у них все прекрасно.

Мы говорили о механизмах, позволяющих алкоголику сохранить самоуважение, не прекращая пьянства. Когда пьянство уже невозможно как-то рационально объяснить, наступает критический момент. Это распутье, откуда ведут две дороги.

Первая — формирование мощнейшего защитного мотива и железной установки: пил и буду пить. На любую попытку преградить ему этот путь алкоголик отвечает агрессией. Когда все доводы, объясняющие пьянство, исчерпаны, приводит последний: “Все равно жизнь пропащая. Судьба моя такая”.

В это время они очень любят оплакивать свою злую долю, вопрошать господа, за что покарал, и каяться в грехах. Обожают говорить о том, как тяжела пьяная жизнь, в чем они, кстати, вопреки нашим трезвым представлениям, нередко правы.

Второй путь гораздо более извилист и неоднозначен. Это частичное признание своего пьянства, правда, с оговорками и множеством оправдательных причин. Но все-таки делает попытки как-то свернуть пьянство. Все начинается с системы зароков и обещаний. Поначалу зароки даже могут действовать, и пьянство сокращается до первого “стечения обстоятельств”. Чаще всего это счастливо подвернувшиеся похороны или свадьба, на которые его, как правило, затягивает собственная жена, У жен в таких случаях спои “веские доводы”: “Люди обидятся”. Каждый новый срыв рождает раскаяние и еще большую решимость “завязать”. Благие порывы особенно велики на высоте похмелья.

Возможен даже период некоторого благополучия. Но и послезапойная трезвость, как это ни печально, играет против алкоголика. Вновь светит “золотая мечта”: “Что, я не такой как все? Буду пить понемногу”. Эта иллюзия притупляет бдительность и готовит почву для нового срыва. Срыв, естественно, находит оправдание.

Даже частичное признание своего алкоголизма рождает “искупительное” поведение. Общество относится к пьянице пренебрежительно и часто враждебно. Чувствуя себя виноватыми, в трезвые периоды они подчеркнуто, вежливы, предупредительны и даже угодливы. С энтузиазмом берутся за любое дело. Именно искупительное поведение формирует миф о том, что алкоголики “прекрасные” люди. Они вынуждены быть прекрасными, чтобы восстановить свой авторитет в глазах окружающих. Это делает их “нужными” людьми для заводского начальства, соседок, не умеющих вбить гвоздь или поменять водопроводный кран. Именно их золотое руки делают их не только бичом, но и жертвами общества, использующего для оплаты за труд исключительно денежный эквивалент — спиртное.

На скорое окончание борьбы мотивов — пить или не пить — указывает симптом “последнего раза”: “Сегодня я выпью в последний раз”. Это оптимистическое решение говорит о том, что установки на прекращение пьянства начинают слабеть и скоро наступит кризис всех объяснительных систем. С одной стороны пьянство таково, что объяснений ему уже невозможно найти. С другой — возрастает давление семьи и общества. Всякие попытки перестать пить заканчиваются неудачей. В такой момент врачу-наркологу уже проще сделать самую необходимую вещь в судьбе алкоголика: показать ему его убогое положение и начать работать с ним.

Метки: , , ,